По благословению Преосвященного Феодора, епископа Переславского и Угличского

Храм - как семья

Что было до восстановления?

Маленькими детьми мы много гуляли вокруг храма и внутри него. Играли там в прятки, в казаки-разбойники, в войнушки. Руины, деревья внутри зимника  было много возможностей спрятаться. В летнем храме висел шнур от паникадила. Мы на нём качались, как на тарзанке. У нас ещё не было понимания, что такое храм, не было благоговения по отношению к храму. Это было разрушенное старое здание, и детям там было просто интересно, много возможностей для приключений. Среди детей ещё ходила легенда, что в летнем алтаре есть заваленный проход к одному из соседских домов, в котором раньше священник жил. Мы всё пытались покопаться в разных углах, чтобы этот ход найти.

Что ты помнишь о приходском собрании?

Я была маленькая, мне было 8 лет, поэтому довольно смутно помню те события. Помню, что собрание было в нашем доме, сидели люди, что-то обсуждали, потом собирали подписи для владыки. Было чувство, что происходит что-то для всех значимое.

Как прошёл первый субботник? Что было сделано?

По моим ощущениям субботник тогда длился очень долго. Мы вывезли огромное количество мусора. И помню, что попадались какие-то початки кукурузы. Было здорово порыться, покопаться, посмотреть, что там ещё сохранилось. Было впечатление, что разгребаем какие-то завалы, сейчас что-нибудь интересненькое найдем, клад или ещё что.

В субботнике участвовала наша семья, местные жители  Юрия Петровича помню с женой, наших дачников, много местных, которых сейчас уже нет в живых. Моё детское ощущение, что вся деревня собралась тогда.

Вы ходили в храм в это время?

Мы ездили на службы к отцу Сильвестру Лукашенко под Ростовом. Это было начало активного воцерковления моей семьи.

Помню, как устанавливали первый крест на нашем храме. Были все местные, и приезжал тогда Александр Романович Меламуд. Снимали на камеру. Мы долго ждали. Ощущение было, что всё это происходит бесконечно долго. Крест медленно поднимали наверх. Этот день очень запомнился. Было очень холодно, но было и радостно  чувство, что-то важное произошло на пути строительства храма.

Как научилась служить на клиросе, регентовать?

Регентовать и служить в храме мы учились в Вощажниково. После отца Сильвестра мы стали ездить в вощажниковский храм к отцу Борису Украинцеву. Им нужна была помощь, некому было петь на клиросе. Я пела с крёстной  схимонахиней Иоанной. Она меня учила петь и читать по книгам, напевам гласов. Обычно мы только вдвоём и служили: она  уставщик, я  певчий. Понемногу я набиралась опыта. Моя сестра Яна пела в Москве у регента Евгения Кустовского. Когда она приезжала на каникулы, я у нее подучивалась регентовать, давать тон. А ещё я училась в музыкальной школе в Борисоглебском, и это тоже помогло.

Трудно ли было учиться в общеобразовательной школе и служить на клиросе?

Было нелегко, но тогда не было вопроса ехать или не ехать. Просто ездили на службу в субботу вечером и в воскресенье утром, неважно  устал, не устал. Зимой было труднее: темно, холодно, хотелось дома посидеть.

А в своём храме служили акафисты. Отец Сильвестр благословил нас служить каждую среду. Местные, кто хотел, рабочие приходили молиться. Все пели. Я помню, как тексты молитв печатала на компьютере, чтобы потом всем раздали листочки. И я регентовала  заводила певческую часть.

Помнишь ли первую службу?

Помню, но не очень ярко. На клиросе пели Женя и Яна Антоновы, дядя Саша Меламуд с женой тётей Олей. Регентовала Яна. Первая служба была в зимней части храма.

Когда батюшку рукоположили в дьяконы, мы служили у отца Игоря. И мы пели в составе того хора, а я регентовала. А потом стали служить у нас. Регентовали мы с Яной по очереди. Почему-то не очень хорошо помню, как мы начали постоянные службы в Давыдово и как тогда пели. Кажется, были Антоновы, тётя Галя Бреннер и я. Мы тогда записали литургию на кассету и все, кто хотел тоже петь, слушали записи.

20 лет прошло. Что для тебя наш храм в твоей жизни?

Восстановление и жизнь храма, община, проекты, которые воплощались вокруг храма, так или иначе повлияли на мою жизнь, на выбор профессии, на формирование меня как личности. Многие навыки я получила, участвуя в проектах при храме. Давыдово для меня место, где я выросла, и храм, люди в нём, как семья.

Анастасия Макларнан

Поделиться в