По благословению Преосвященного Феодора, епископа Переславского и Угличского

Новая жизнь...

В детстве храм был для меня таинственным уединенным местом. Но отношения как к святыне, к сожалению, не было. Я приходила весной на колокольню готовиться к экзаменам, потому что тихо и наверху комары не кусали. В помещении летнего храма нам с ребятами нравилась акустика, мы играли там иногда на музыкальных инструментах, катались на качелях, прикрепленных к цепи от паникадила.

Первые мои службы начались в селе Павлово у отца Николая (Тараканова) в 1994 году. В субботу вернешься поздно с дискотеки, а в воскресенье на утреннем автобусе  в храм. Татьяна Викторовна Мартышина позвала меня петь на клиросе, а Вера Александровна Мансветова была моим первым учителем церковного пения. Но тогда мы ходили в храм редко, регулярно только на Пасху и Рождество.

В 1996 году я окончила школу и уехала в Москву учиться в Тимирязевку. Когда мы женились в 1998 году, храм еще был разрушен. В мае 1999-го началась стройка, а в июне у нас родилась первая дочка Маша. Помню, меня папа везет в роддом в Борисоглеб рожать, а Мишу Титова, который ногу повредил на стройке,  в травмпункт. И еще были толпы людей, проходившие через наш дом: строители, бригадиры, друзья, благотворители. Жизнь закипела вокруг стройки храма. С утра дверь открывается и начинается: «Борисыч! Борисыч!»; все решали с папой какие-товопросы  проходной двор.

Когда восстановили храм, нам очень хотелось служить, но батюшек в то время не хватало, поэтому читали акафист иногда служили молебны. Отец Сильвестр благословил папу стать священником. И вот в декабре 2005 года моего отца рукоположили. На Новый год вся семья традиционно собралась за стол, а батюшка забежал ненадолго, помахал нам рукой и поехал в Спасо-Яковлевский монастырь на Всенощную служить сорокоуст. Потом уже была торжественная первая Литургия в нашем храме. И началась в Давыдово новая жизнь под покровом Владимирской иконы Божией Матери.

В 2008 году мы с мужем и детьми переехали из Москвы. Обратно в деревню меня тянула возможность применить свои знания, полученные в Тимирязевке. Заброшенные давыдовские поля давно не давали покоя. Всегда мечтала, что у нас все будет живое, восстановленное вокруг деревни. Но пока дети были маленькие, все не получалось воплотить в жизнь. А сейчас мне пришлось возглавить крестьянско-фермерскоехозяйство, чтобы осуществить эти мечты. Это поле будет восстановлено первым Сейчас, правда, я больше занимаюсь не агрономией, а административными делами. Но утешаю себя тем, что без этого ничего не получится.

Именно после возвращения в Давыдово, в наш восстановленный храм, я стала регулярно петь на клиросе, каждое воскресение посещать службы. Постепенно приходит духовная зрелость, приходит осознание того, что надо жить не только для себя и семьи, но и для ближнего. Особенно реально это стало с появлением давыдовских лагерей для «особых» людей. Господь ведет. Если бы мы знали наперед, что с нами будет, наверное, не поверили бы. А Господь понемногу нагружает нас, чтобы мы все это могли принять.

Храм  это центр, который дает силы. Христос и Причастие  это главное, что у нас есть. Господь нас объединяет и помогает все пережить.

Анна Замбржицкая

 

 

 

Поделиться в