По благословению Преосвященного Феодора, епископа Переславского и Угличского

Светлое время поста

Великий Пост — в каком-то отношении главное время церковного года: главное время труда, покаяния, изменения к лучшему.

Пост называют весной духовной. Время света и надежды, время, далекое от уныния. Апостол Павел сказал: Посему мы не унываем; но если внешний наш человек и тлеет, то внутренний со дня на день обновляется (2 Кор.4:16). И цель поста — даже не столько к Пасхе подвести, сколько выявить и оживить внутреннего человека — подлинное «я», подлинную личность человека. Он-то и сможет хоть «краешком», да воспринять Страсти Христовы и Воскресение…

Внутренний человек — это тот, кто стоит пред Богом. Только внутреннему человеку могут принадлежать главные дары образа Божия — любовь и свобода. Посему мы не унываем; но если внешний наш человек и тлеет, то внутренний со дня на день обновляется. Вот и формула для поста, его эссенция; а еда — телевизор — диван — интернет — поклоны — мечтания — борения — это уже определяется данным, основным.

Начало сорокадневного странствия

В субботу на всенощной — воспоминание Адамова изгнания — Церковь оплакивает потерю рая и начертывает путь, на который мы вступим.

Приспе́ время, духовных подвиго́в начало, на демоны победа, всеору́жное воздержа́ние, ангельское благоле́пие, к Богу дерзнове́ние… Господи, тем сподо́би и нас поклони́тися Твоим Страсте́м и Святому Воскресению, яко Человеколю́бец.

Даже и тем, кто не в силах подъять на себя «духовные подвиги», предстоит путь к родной обетованной земле, сорокадневный путь к духовной отчизне.

Именно святая Четыредесятница — «десятина всего лета» — десятая часть нашего года, которую мы отдаем Богу, живем не для себя, а для Него.

В воскресенье после Литургии будет храмовый чин прощения. Но ещё у нас есть целый день с ближними. С кем можете, проститесь с земным поклоном, не смущаясь. Позвоните тем, кому позвонить не смели. Напишите тем, кому не собрались. А кому всё-таки не смогли ни написать, ни позвонить — обратитесь к ним мысленно и просите у Бога нашего прощения перед ними.

Евангелие рассказало всё о грядущем посте: зачем нам перед ним испрашивать прощения друг у друга, зачем поститься (чтобы собирать сокровища на небесах) и как поститься:

Ибо если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный, а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших.

Также, когда поститесь, не будьте унылы, как лицемеры, ибо они принимают на себя мрачные лица, чтобы показаться людям постящимися. Истинно говорю вам, что они уже получают награду свою. А ты, когда постишься, помажь голову твою и умой лице твое, чтобы явиться постящимся не пред людьми, но пред Отцом твоим, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно.

Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут, но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут, ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше. (Мф. 6, 14–21).

Это «помажь голову, умой лице» — про то, с каким чувством надо встать в понедельник. Встать с мыслью: вот пришла весна. Вот пришёл свет! Важно усвоить, что постом не мы одалживаем Бога, а Бог одаряет нас — даёт нам возможность приблизиться к Нему, почувствовать дыхание духовной весны и вкусить её драгоценных плодов. Мы не отдаем, а получаем… хотя бы поначалу. Но получаем щедро!

Возсия́ благодать Твоя, Господи, возсия́ просвещение душа́м нашим, се время благоприя́тное, се время покаяния, отложи́м дела тьмы, и облече́мся во оружия света: яко да преплы́вше поста великую пучи́ну, в тридневное воскресение достигнем, Господа и Спа́са нашего Иисуса Христа, спаса́ющаго души наша.

Великий Канон

…Из года в год приходит Пост, из года в год читается Канон Великий, воистину великий силой и глубиной покаяния, и всякий год какие-то строки особо ложатся на сердце. Так, особо, ложатся они на сердце и всем, кто слушает и читает.

Первый день Великого поста каждому, кто хоть немного хочет войти в церковную жизнь, грезится тем самым понедельником, с которого начнётся «новая жизнь». Покаяние, подвиг… Великий канон взывает к Богу: «В покаянии мя приими и в разум призови, да не буду стяжание, ни брашно чужде́му, Спасе, Сам мя уще́дри» (да не буду я добычей и снедью чуждого мне духа лжи… смилуйся надо мною, Спаситель мой!).

Приведу одно подобие в связи с целью поста — освобождением внутреннего человека. Это как в иерархии у стайных животных. Вот есть лидер (тело), а сегодня появляется новый лидер. Схватка может быть нешуточной. У зверей так — когда исход схватки определится и новый лидер займет место в иерархии, прежний совершенно спокойно и покорно отойдет на свою вторую ступень и больше «пробовать» не будет. Но встряхнуть его вначале придется основательно! Для обоих битва решает всё: кто главнее.

Так вот поэтому в Великий Пост и входим — резко. И в первые деньки ох приходится побороться, чтобы показать, «кто в доме хозяин». Так просто лидерство не уступают.

Торжество Православия: восстановление образа Спасова

Спас НерукотворныйПадая и вставая, мы приходим к первому воскресенью поста — Торжеству Православия. Все силы на исповедь, пусть ещё предваряющую будущее покаяние, пусть только первые пласты снимающую с окаменевшей почвы сердца, которую даже Великий канон размягчить не смог, — но исповедь, начало пути покаянного. И всеобщее причащение.

День победы над ересью иконоборчества стал праздноваться как торжество православного исповедания над всеми искажениями веры. И не случайно мы празднуем именно утверждение почитания икон, а не просто правоверия. Служба обращает нас к цели нашего странствия — восстановлению образа Христова во внутреннем человеке. Об этом говорит кондак праздника:

Неопи́санное (неизобразимое) Сло́во Отчее из Тебе, Богородице, описа́ся воплоща́емь (изобразился при воплощении), и оскве́рншийся образ в древнее вообрази́в (вернув к первоначальному образу), Божественною добро́тою смеси́ (соединил с Божественной красотой). Но испове́дающе спасе́ние, де́лом и сло́вом сие́ воображаем (изображаем).

Наша подлинность, наша правда — это образ Божий в нас. Он замутнён, помрачен. Тропарь Великого канона плакал об «погублении ума красоты». Но этот «оскве́рншийся образ» может и должен «в древнее вообразиться» —вернуться к первоначальной чистоте и силе. К этому и направлен путь Поста. И одновременно — к Боговидению.

В первую седмицу силы уходят на вхождение во внешний строй поста. В трипеснце вторника второй седмицы подводится итог прошедшей недели: Уви́дехом, позна́хом, яко благо нам в покаяние время, е́же определи́л еси́, —мы увидели и познали, реально ощутили, что пост, данный нам на покаяние, — благ. И уж сколько мы сумели отстоять внутреннего пространства для подвига — постараемся не потерять. А во «вторую седмицу светотворных постов»(из трипеснца понедельника второй седмицы) пора усиливать другую сторону поста — милость. Об этом в службах Поста многие стихиры.

Пост чистый, удаление греха, отчуждение страстей, любовь к Богу, молитвы прилежание, сле́зы со умилением, и о убогих попечение Христос в писа́ниих завеща́.

Постимся от страстей гнева, насладимся любве́ неложныя, напита́им убогия хлебом, Божественною питаеми благодатию…

Пост — не только «время светлое» (тема света звучала во многих стихирах первой седмицы и будет звучать и впредь), но и «время весе́лое»:

Время весе́лое поста, те́мже чистоты́ светови́дныя, и любве́ чи́стыя, молитвы светоза́рныя, и всякия ины́я доброде́тели насы́тившеся бога́тно, све́тло возопии́м: Кре́сте Христов всесвяты́й, возрасти́вый сладость жизни, всех чистым сердцем тебе поклони́тися сподо́би нас, очище́ние нам дая́ и ве́лию милость.

Елена Тростникова