По благословению Преосвященного Феодора, епископа Переславского и Угличского

К детям-инвалидам едут за душевным

Труба армейской палатки пыхтит дымом — здесь мужская территория. На девичьей половине тронутые временем железные вагончики. Чуть поодаль — крохотные деревянные домики на две кровати — для родителей с «особыми»детьми. На краю села Давыдово Ярославской области близ Владимирского храма расположился лагерь для аутистов, детей с ДЦП и другими особенностями развития, а также для обычных школьников, студентов и взрослых.

Может показаться эгоистичным, но я отправилась сюда за душевным спокойствием. Ведь что наши проблемы в сравнении с детским недугом?

Готовим щетки. Ждем Депешу!

— Кто идет в овчарню, пожалуйста, наденьте сапоги резиновые, инструмент вам выдадут, — после завтрака распределяют послушания.

Все разбились на пары: «особый» ребенок и обычный ребенок или взрослый. Так «особым» детям проще справиться с заданием.

— Не хочешь! Не хочешь! — раскачиваясь вперед-назад, повторяет мальчик

— Что значит «не хочешь»? — уверенно возражает ему парень.

Нет, думаю, не уговорит. К моему удивлению, уже через пару минут мальчик таскает доски вместе с остальными

— Нагружай — не жалей, Никита — мальчик сильный, — говорит Николай. И уже мне добавляет, — он все может, только ленится. Над лопатой засыпает. На даче он запирается у себя в комнате, и его с места не сдвинешь. А тут —работает! Когда узнал, куда мы едем, вечером оделся и повторял: «Давыдово, Давыдово…» Мы с женой еле ему объяснили, что отъезд завтра, не сегодня. Утром сам оделся, сам кровать застелил.

Николай — отчим Никиты. Родной отец редко так с сыном носится, как он с пасынком.

Приглядевшись, поражаюсь: до чего же они похожи! Зашла на конюшню — а там только пыль летит. Из-под копыт, думаете? Из-под березовых метелок! Уборка в самом разгаре.

— Когда занятия по иппотерапии будут? — интересуюсь.

— Да они уже идут, — тут же отвечает Маша Константинова, инструктор по лечебной верховой езде, или иппотерапевт. — Димка, метем! Чего стоим, чего ждем? Лопата где?

Говорят, для Маши нет аутиста, который рано или поздно не сядет на лошадь. Но гораздо важнее для таких детей просто находиться рядом с животным, почистить конюшню, расчесать гриву…

— Ждем Депешу. Готовим щетки! — командует мальчишкам Маша.

С поля приводят любимицу, белую пони.

— Почистить лошадку! Почистить лошадку! — всхлипывает Женя.

«Особому» мальчику помогают надеть на руку щетку и показывают, как правильно чесать пони. Четверо ребят с расческами и скребницами окружили Депешу — всем хватило маленькой лошадки.

Не лечение, а общежитие

Летний лагерь проводит приход Владимирского храма села Давыдово уже пятый год подряд.

— Господь свел нас с московским центром социально-педагогической адаптации «Рафаил» под руководством Валентины Загрядской. Их детский коллектив стал первым гостем в нашем лагере, — рассказывает о. Владимир, настоятель храма Владимирской иконы Божьей Матери. — С тех пор каждое лето из Москвы, Подмосковья, Ярославля, Санкт-Петербурга и других городов приезжают к нам семьи с «особыми» детьми. Мы не ставим перед собой задачу получить результат — это не коррекция, не лечение — это общежитие.

…Жизнь в лагере устроена просто. С утра — молитвенное правило в храме. После завтрака каждый получает послушание по силам. Это может быть укладка поленницы, уборка сена, уход за животными на ферме, помощь в трапезной, работа на огороде…

После обеда — рисование, рукоделие, спортивные и фольклорные игры, занятия в литературной студии. Вечер пришел. Как же без песен у костра? Всем хорошо и как-то удивительно ласково-спокойно.

Немая, неумелая, от мира за стеной

…Звучат песнопения воскресного богослужения. Волосы в завитках, голубоглазая Соня бегает по храму. Взмахивает руками, вытягивается около икон по стенке, словно хочет подняться высоко-высоко.

— Такое поведение — от страха, — рассказывает после литургии ее мама Евгения Шаталова. — Она хочет, чтобы ее выгнали, вывели из этой пугающей ситуации, а ее не выводят. Мне батюшка сказал так: в алтарь забежать не дадут, а в остальном — не трогай ее, и она успокоится.

Соня с самого детства остро чувствовала свою непохожесть. «Как мне помириться с миром?» — писала девочка. Именно писала.

— У Сони не столько эмоциональное поражение, сколько волевое, — объясняет мама. — Она не говорит, а пишет или печатает на компьютере. Когда она пишет, ей надо руку поддерживать, а когда печатает, то говорить: «Следующая буква, следующая…» Ее заметки даже выросли в две книжки.

«Немая, неумелая, от мира за стеной. Зовется аутизмом недуг проклятый мой…», «Дождь сшивает небо и землю, размывает тучи на стежки, синеют заплаты луж», — листаю я записи, сделанные Соней.

— Она мечтает научиться петь и спеть песню, — рассказывает Евгения. — И еще стать консультантом по мечтам. Люди не умеют правильно мечтать, поэтому их мечты не сбываются. Вы должны хорошо представлять то, что хотите. Вы должны желать этого. И правильно сшивать события.

Свежий воздух, храм, девчонки

Даник (так все зовут его в лагере) с мамой Марией Агаруновой несут в руках цветастый сервиз. Они идут в вагончик к девочкам чаевничать.

«Их знает и понимает весь мир» — бросается в глаза надпись на майке Даника. Аромат чая разливается по комнате.

— Как хорошо с девчонками чай пить! — протягивает Даня.

— Я почему в Давыдово хочу? Тут свежий воздух, девчонки.

— Даня очень любит трамваи, — рассказывает его мама Мария. — Он выбирает необычные названия улиц и едет по новому маршруту. Важно выйти на остановке, прочитать табличку. Если таблички нет, то экскурсия не удалась.

Поначалу для меня было удивительно, что здесь, в лагере, девчонки зазывают к себе Даню в гости и мальчишки с ним охотно общаются. Думала, прикалываются они над парнем. Но потом поняла, что обычным детям с «особым»Даником действительно интересно.

— Для наших детей важно найти свое место, — говорит мне Мария. У Даника свой конек — доброта. «Мамулечка моя очаровательная!» — от какого подростка еще такое услышишь? Если я расстроена, он непременно заметит и скажет: «Мама, надень улыбку!» Он мог бы навещать детей в больнице, быть клоуном, дарить радость.

Маша рассказывает про спектакль, на который они с Даней ходили прошлым летом. В конце представления звучали такие слова: «Когда идет летний дождик, не торопитесь открывать зонтик, дайте жизни упасть на ваше тело». За окном требовательно постукивают капли, и различаю я за шумом дождя: «Не прячься от трудностей, грустных дней, проблем и обид. Выйди на улицу, чтобы узнать жизнь, какая она есть».

Источник: vmdaily.ru

Опубликовано 26.06.2010 на сайте dislife.ru