По благословению Преосвященного Феодора, епископа Переславского и Угличского

Осенний поход интерната

В осенние каникулы было принято решение не распускать ребят по домам, а всем вместе заняться ремонтом интерната. Было поставлено условие: если успеем все сделать, идем в поход с ночевкой. Успели! Совместный рассказ о походе перед вами.

Саша Скалкин:

На осенних каникулах мы всем интернатом ходили в поход. В поход мы ходили километра 46, недалеко от того места, куда мы ходили два года назад с Андреем Владимировичем.

Андрей Бажулин:

Мы в четверг встали в шесть часов, собрались, умылись, отнесли в баню постельное бельё, взяли буржуйку и всё, что надо.

Пришли мы в поход, начали ходить и выбирать себе место, чтобы построить хату, где надо было спать. Начали обрубать кусты и копать проход, потом мы все дружно пошли рубить лапник. Сверху начали на потолок класть лапник, потом утепляли стены, чтобы было тепло.

Сеня Згурский:

Я увидел почти готовую землянку, осталось только доделать стены и уложить лапник. Мы с Данилом Атлашкиным и Николаем Прошутинским. пошли за лапником. Данил и я рубили ель, а Коля стоял неподалёку и фотографировал нас. Когда же дерево упало, я принялся обрубать лапник, а Сеня Новоселов, Данил Атлашкин и Коля Прошутинский таскать его.

Саша Скалкин:

Сам же шалаш мы строили довольно долго, нам пришлось по сторонам оврага вкопать четыре столба, соединить их по периметру балками, потом положить на крышу ещё балки, только перпендикулярно палкам, которые мы прибили по периметру. Потом сплели стену по типу корзин. И накрыли лапником, так же, как и крышу. Кстати, крышу мы накрыли ещё тентом, а на него уже лапник. Пол мы тоже покрыли лапником.

Андрей Бажулин:

Потом дядя Андрей с Данилой Атлашкиным пошли за дровами в жёлтый дом. Дядя Андрей взял с собой гармошку. Они пришли, попили чаю, потом мы пели песни.

И вдруг все испугались. Взялись за ножи, а я взялся за лопату.

Потом нам захотелось есть. Вынесли два батона и три банки рыбы. Покушали, посидели у костра.

Потом я, Данил, Арсений и Вова пошли смотреть на бобров.

Подходим мы к речке, и Вова решил нас напугать, что его укусил бобёр. Мы все испугались и замерли на месте. И пошли спать.

Потом, когда мы легли, придумали термоядерную бомбу: взять котелок, положить туда носки Сени Згурского, закрыть, подвести фитиль и поджечь.

Саша Скалкин:

Спать было тесно, но зато тепло, потому что народу было много. Еда была вкусная, даже вкуснее чем в трапезной. Дрова для костра мы таскали сами.

Коля Бажулин:

Первая ночь была холодной, но не для всех. Я спал промеж Сени и Данила. Когда Сене Новосёлову стало холодно, он начал стаскивать с меня спальник.

Сеня Новосёлов:

Ближе к вечеру мы, измученные работой, пошли сидеть у костра. Когда мы легли спать, то первая мысль, которая у меня появилась, это пойти к костру, так как от холода (все спали под спальниками или в спальниках, а я под покрывалом) просыпался и долгое время не мог уснуть.

Следующий день начался с починки источника. Я уже не помню, что было, так как я устал.

Коля Бажулин:

Потом мы сделали переправу и перешли на другую сторону реки. Пошли в Миново найти родник. Мы дошли до старой фермы и двинулись к речке. Сначала мы увидели очень большую запруду бобров. Все удивились.

И сказал дядя Андрей: «Вот поэтому у нас и омелковела река в Давыдове».

Вова Архипов:

Я с дядей Андреем нашли плотину, она большая. Я тогда увидел первый раз плотину. И Данил крикнул нам, что он нашёл ключ. Мы с дядей Андреем пошли к Данилу. Все увидели, что ключ был сильно загрязнён, и там было наверное лягушек 100.

Коля Бажулин:

Потом мы пошли в другую сторону и нашли родник, ограда его была гнилая. Мы начали копать и чистить родник. Сеня чистил истоки воды, потом все начали таскать камни.

А когда мы их складывали и убирали доски, оттуда начало вылезать столько лягушек, что все охренели.

Потом Данил Атлашкин сходил за трубой, мы её вкопали и направили русло прямо в трубу.

Андрей Бажулин:

Ещё мы видели как охотник с собакой ходил и охотился. Потом мы ходили в сад, который был в Минове, но он ещё живой, этот сад. Посмотрели на ферму, она была разрушена, был от неё фундамент. Когда мы на этот фундамент встали, он сломался, и мы испугались, подумали, что мы провалимся.

Там были какие-то грибы: на них встаёшь, они что-то выпускают.

Мы ещё построили мостик из трёх деревьев. Видели подземные ходы бобров. Я видел, как они спилили дерево толщиной как самая большая сосна.

Данил Атлашкин:

Следующий день начался с приготовления пищи, мы поели и пошли к источнику, неподалёку от заброшенной фермы. Он оказался обветшалым, мы его слегка почистили, и струя стала больше. Мы чуть-чуть промокли из-за этого и не только; нам пришлось возвращаться из похода.

Коля Бажулин:

Потом мы пришли, и возле костра сидел Данил Давлетов без ботинок. Мы у него спросили:

 Почему ты без ботинок?

Он нам радостно ответил:

 Я упал в речку, когда мыл казан!

Саша Скалкин:

Поход мне очень понравился, и я выражаю огромную благодарность нашему воспитателю Гладкову Андрею Владимировичу за то, что он нас собрал, организовал и сводил в поход.