По благословению Преосвященного Феодора, епископа Переславского и Угличского

Время сказок

Есть предание, что жила в нашем селе некая девочка Груня, которая собирала в овраге землянику и увидела вдалеке польские войска. Она успела предупредить односельчан об опасности, а этот овраг с тех пор получил название Грунин. Вот на этот Грунин овраг, который находится за батюшкиным домом и в который любят зимой скатываться на ледянках давыдовские дети, мы и ходили. Но расскажем обо всём по порядку.

Польское нашествие и битва со Змеем Горынычем

4 ноября церковь чтит память Казанской иконы Божией Матери. Этот праздник был установлен в благодарность Богородице за избавление Москвы и России от нашествия поляков в 1613 году.

Мы рассказывали ребятам о том, что поляки проходили непосредственно через наше село, а потом отправились к Груниному оврагу. Дети шли по пояс в снегу с песнями и разговорами: всё представляли себе поляков, как бы они с ними дрались и победили. Так разыгрались, что никак не хотели уходить обедать. Пришлось тёте Тане пойти на хитрость и сказать, что поляки могут украсть тётю Иру, нашу нянечку, которая накрывала в садике на стол к обеду. На что шестилетний Илюша, сын тёти Иры, сказал: «Ничего, она сильная, справится». Согласились дети только на то, что надо подкрепиться к следующему бою.

Дальше мы тему защитников продолжили, только повернули её немного в сказочное русло. Мальчишки сделали мечи и щиты, девочки сшили медицинские сумки через плечо и запаслись необходимыми медикаментами: зелёнкой, бинтами, ватой, пластырем. И отправился наш отряд на Грунин овраг воевать со змеем Горынычем, которого изобразил Савва, старший брат Луки. Надо сказать, что сражались ребята отчаянно. Савва не ожидал такого напора, был побит мечами и быстро ретировался, а девочки-медсестры принялись обрабатывать раны бойцам. Игры играми, а шестилетняя Маша Х. смогла по-настоящему обработать пораненный палец Коле.

Время сказок

После победы над страшным змеем в давыдовском садике началось самое волшебное время. Целых три недели мы разыгрывали сказки.

Сказки были и русские народные, и авторские, и зарубежные, и даже восточные. Но с восточными не очень получилось, слишком уж мудрёными оказались тексты. Восток — дело тонкое.

Спектакли мы ставили каждый день разные. Драматические — «Красная Шапочка», «Золушка», «Заюшкина избушка», «Мешок яблок» и «Кто сказал мяу» В.Сутеева, сказка на лавке «Колобок», теневой пальчиковый спектакль «Краденое солнце» Чуковского, теневой с картонными куклами «Под грибом», «Репка» с куклами-перчатками, пластилиновая «Дюймовочка».

Костюмы дети сооружали тут же из многочисленных тряпочек и тканей, хранящихся у нас в специальном контейнере, и даже доставали коробки с новогодними костюмами, чтобы найти что-то подходящее.

Кукол вырезали из больших кусков картона, который раньше служил упаковкой нашей новой детской площадки, или использовали готовые игрушки. Для создания нужного сказочного интерьера в ход шло всё, что есть у нас в садике: маты, посудка, кукольная мебель и ещё много разного.

Вот, например, как мы ставили Красную Шапочку. Утро началось с того, что мы прочитали сказку и стали лепить пирожки, чтоб было что положить в корзинку Красной Шапочки. За столом было страшно шумно, потому что дети не только ловко закладывали в пирожки яблочную начинку, но и начали бурно обсуждать, кто какую роль будет играть. Дело дошло даже до слёз! Все старшие девочки хотели быть Красной Шапочкой и громко спорили, а трёхлетняя Маша серьезно сказала: «Я буду мамой и буду печь пирожки!». Ну, а бабушкой, понятное дело, вообще никто не хотел быть. В итоге получились три Красные Шапочки: две Маши — Холоднова и Павлова и Лиза Замбржицкая, одна мама и совершенно потрясающая бабушка — эту нелёгкую роль взяла на себя наша няня тётя Ира Кулакова.

Что касается мальчиков, все хотели быть лесорубами и спасти Красную Шапочку и бабушку и никто никакими уговорами не хотел быть волком. Долго уговаривали нашего богатырского сложения Илюшу, но он утверждал, что не хочет быть плохим, он и так уже был злым псом в сказке Сутеева «Кто сказал мяу», и лисой в сказке «Под грибом». Но потом мы достали маску волка, в которой всеми любимый выпускник Никита играл волка на выпускном спектакле в прошлом году, и Илья согласился, сказав: «Это ведь Никитина маска, я лучше буду волком». А остальные мальчишки стали лесорубами.

Итак, пока пирожки пеклись, нам удалось распределить роли, найти костюмы и построить лес и домики Красной Шапочки и бабушки. Сказку так и играли с тремя Красными Шапочками и всеми дровосеками одновременно.

Поездка в кукольный театр

Так всем понравилось играть, что мы решили съездить в Ярославский кукольный театр на сказку «Златовласка». Рассказы детей о поездке говорят сами за себя.
Маша Х., 6 лет: " Мы видели спектакль. Это был кукольный спектакль. Там был дядя Иржик, самый добрый на свете. Он съел рыбу и стал знать язык всех птиц и зверей. И ещё король поел рыбу и стал это знать. Он был толстый и жирный. А ещё был другой царь. У него дочь Златовласка. И ещё 12 дочерей. Отгадать загадку муха Иржику помогла, и ещё муравьишки ему помогли найти жемчужину. Ещё были вороны, они помогли. А золотая рыбка помогла колечко найти синее такое, блестящее».

Лиза, 6 лет: «Там были такие большие крестики и верёвочки тянутся вверх, и артисты за крестики держали. Там ещё песню красивую пели. Они играли на барабанах. Сами артисты. А ещё был такой музыкальный инструмент, как гусли. А тут была на конце крутилка».

Илья, 6 лет: «Там король был злой такой и толстый. Ещё Золотоволоска. Спектакль кукол, а люди показывали. У него было много злости. Сказка закончилась добрым. Они поженились и были счастливы до конца и жили долго. Потом они поклонились, а имени своего не назвали».

Коля,6 лет: «Понравилось, как они плыли на лодке. Там много ниток, палочки и такой крючок. Там была пауза (антракт — прим. автора). Должно быть три звонка. Один — очень долго. Второй — очень долго. Третий — и уже показали».

Надя, 6 лет: «В театре мне понравилась кукла Златовласка. Сам город Ярославль понравился. Когда мы ехали в газели, я его видела».

Коля: «А ещё я хотел есть».

Илья: «И я хотел есть, но туда еду нельзя».

Записано со слов Яны Антоновой
и Татьяны Мельниковой