По благословению Преосвященного Феодора, епископа Переславского и Угличского

Алексей Изборский. Год в сельской православной общине

Алексей Изборский. Год в давыдовской православной общинеЯ уже 10 лет, с 2006 года, являюсь вожатым военно-патриотического православного лагеря «Ратная застава». Однажды к нам приехала одна женщина, Жанна, она в США живет. Рассказала про давыдовскую общину, очень посоветовала сюда приехать, чтобы поделиться опытом и, может быть, набраться опыта. Я долго собирался, потом приехал, окунулся в эту жизнь и остался. И в будущем, если честно, положа руку на сердце, мне бы очень хотелось продолжать здесь свою дальнейшую жизнь.

Сразу окунулся в водоворот событий

Приехал я в Давыдово год назад, 2015 году, в апреле, на Страстной седмице, за неделю до Пасхи. И как-то сразу окунулся в водоворот событий. В основном, конечно, богослужебных событий. Службы были каждый день.

Я, конечно, ходил в церковь и раньше, исповедовался, причащался, но редко, очень редко. И для меня, как для человека не очень воцерковлённого, здешний обязательный, достаточно строгий православный обычай с утренним и вечерним правилом, когда все вместе правило читают, исповедью по субботам и причастием по воскресеньям был немного сложен. Даже чисто физически было сложновато службы выстаивать. Но достаточно быстро стало легче, проще и, что самое главное, на душе стало лучше, легче, веселее. Я просыпался с улыбкой и засыпал с улыбкой, это как сейчас помню. Где-то через две недели пребывания здесь я был постоянно в таком вот приподнятом состоянии духа. Поделился с батюшкой, батюшка мне сказал: «Не расплескай». В том смысле, что искушения нас всегда преследуют, и чем мы ближе к храму, тем их больше.

Но в целом не было такого, чтобы нападало уныние. Распорядок дня понятный, всё делаем сообща, и, в общем, некогда было ни скучать, ни унывать. Работа не тяжелая, работа по силам. Ребята все помладше меня, конечно, но мы нормально нашли общий язык. И с мужиками постарше мы тоже очень хорошо сошлись. Я, кстати, считаю, что в этом есть очень большая заслуга батюшки и всей православной давыдовской общины в целом.

Лагерь учит быть терпимее

Потом начался лагерь, буквально через 2 месяца, после того, как я приехал. В лагере тоже было много интересного сразу. Хотя я, как говорил уже, 10 лет езжу в лагеря, и знаю, чего ожидать, здесь, с «особыми» детьми, пришлось прямо по ходу лагеря перестраиваться немножко. Например, ты человеку можешь несколько раз что-то сказать, и он тебя вроде понял, но в тоже время продолжает делать по-своему. Или наоборот. Пугаешься сначала «особого» ребенка, а потом оказывается — отличный парень. Все соображает, все понимает, просто со странностями. Но странности-то у всех людей есть.

Этот лагерь учит быть терпимее, видеть в людях то, что обычно суматохе городской жизни ты не будешь замечать, просто не захочешь — времени нет. И, конечно, лагерь, который проводится здесь, в Давыдово — это дело великое. И не только для особых детей и их мам, но и для волонтеров, для воспитателей, для тех ребят, которые приезжают сюда поработать.

Люди здесь другие

За этот год много было ежедневных каких-то открытий. В основном люди, конечно. Люди здесь другие. Нет в них городской обыденной злобы, мелочности, жадности, зависти, которые часто в миру встречаются и растут там, как на дрожжах, потому что люди не исповедуются и не причащаются или делают это редко.

Тут люди, которые ходят в храм, исповедуются, причащаются и, более того, ежедневно как-то пытаются жить по-православному, то есть прощать друг друга, не держать зла.в Это очень помогает. И, конечно, все эти моменты меня приятно удивили, потому что я не мог до конца поверить, что всего лишь храм может так сплотить людей и повлиять на их ежедневную жизнь, привычки, стиль общения.

Здесь моя жизнь во многом началась заново

В это сложно поверить, но за этот год не было каких-то моментов, которые, как в прошлой моей жизни, приводили бы ко всяким срывам, неприятным ситуациям. Такие вот острые углы, серьёзные проблемы меня стороной обошли. А когда были сложности, шёл к батюшке, мы садились с ним и беседовали. После того, как я от него выходил, по-другому осознавал всё. Он человек опытный по жизни. И дело даже не в том, что он священник, хотя и в этом тоже, а в том, что у него житейского опыта много, мужицкого. И, собственно говоря, вопросы какие-то такие и возникали, не было очень уж личных вопросов. Потому что многие из них я оставил там, в прошлой жизни, а здесь моя жизнь во многом началась заново, в другом каком-то русле. И это русло более пологое, без бурных водопадов и резких поворотов.

Мне здесь все нравится. Нравится слышать пение птиц, а зимой вдыхать воздух морозный без городской гари. Нравится, когда возникает какая-то задача, а задачи возникают каждый день и по нескольку, и надо ее решить. Собираешь в кулак разум, волю, берешь инструменты — и пошёл. Сделал — красота!

В трапезной очень вкусно кормят, и посуду мыть не надо. Это, конечно, мелочи, но для холостяка важно.

И конечно то, что мы восстанавливаем храм, провели там пасхальную службу в первый раз за 80 лет. Очень большое дело для каждого человека. Потому что, как говорит батюшка, мы строим храм, а храм строит нас. И вот построить в душе этот самый храм и жить в мире со всеми и со всем — для меня это на данный момент самое важное.