По благословению Преосвященного Феодора, епископа Переславского и Угличского

Не такие, как все

Лагерь для особых детей село ДавыдовоВсего несколько часов назад я шла по сельской дороге к храму. Кажется, что это было в прошлой жизни, в другом мире, настолько эта реальность непохожа на привычную московскую. Но с каждой минутой все больше чувствую, как та, давыдовская жизнь, ближе, истинней. Мне потребовалось 3 года, чтобы решиться, попробовать, перестать пугать себя фантазиями о том, как же это будет, приехать и не пожалеть ни минуты. Меня смущали высокопарные фразы о том, что после лагеря моя жизнь «никогда не будет прежней»  время покажет. Но очень хочется, чтоб осталось ощущение какого-то вселенского счастья и благодарности, когда тебя берет за руку и ведет на прогулку совсем, казалось бы, чужой и чуть пугающий ребенок. Или просто смотрит в глаза, поет, бубнит под нос, смеется.

Лагерь в Давыдово  не волшебный мир, где по полям скачут пони и вокруг поют ангелы. Здесь жизнь такая же, как везде, а может, и честнее, чем в городе. Здесь свои ссоры, обиды, недопонимание и раскаяние, но кажется, что каждый день насыщеннее. Пожалуй, именно от эмоций устаешь больше всего: их много, они захлестывают, перекрывают, заражают. Как очень верно сказала одна из волонтеров на последней встрече: «Я приехала помогать лагерю, а в результате лагерь помог мне». Мы едем помогать социализации «особых» детей, а оказывается, что нам самим надо учиться этому, и если урок не усваивается, то получаешь подсказки прямые или косвенные, иногда в виде синяков и шишек. Учишься принимать, а не жалеть, жить, а не ожидать от другого чего бы то ни было.

На экскурсии в Мышкине в магазине к нашей небольшой группе подошел нетрезвый мужчина и задал неожиданный вопрос: «Вы же не такие, как все?». На наши утвердительные кивки он продолжил: «Вы другие. Живые какие-точто ли». А потом спрашивал, какой он, этот мир. Тогда я впервые посмотрела со стороны на всех участников лагеря, пытаясь увидеть, что же такое особенное мы делаем с «особыми» детьми. Ответ оказался простым: ничего. Просто живем рядом, держим за руку, обнимаем, когда плохо и больно, смеемся от их смеха, учим новые языки, вместе жуем кашу, поем песни и гуляем. И становимся чуть более живыми.

Полина Селюгина, волонтёр