По благословению Преосвященного Феодора, епископа Переславского и Угличского

Я здесь сама с собой знакомлюсь

Сын Галины — один из первых участников проекта «Поддерживающее проживание» в селе Давыдово. Через пять месяцев после переезда в общину она делится своими впечатлениями.

Задумались о будущем

Мы с сыном уже почти полгода в Давыдово, до этого несколько раз были здесь в летнем лагере. Потом решили попробовать пожить.

Почему решились? Задумались о будущем. Эти мысли у всех мам возникают, но почти все отодвигают их. Пока ещё есть силы справляться со своими детьми, пока ещё всё складывается относительно неплохо, откладывают этот вопрос.

К тому же, у других мамочек есть обстоятельства, удерживающие их в городе. У меня таких обстоятельств не было. Более того, по ряду причин проживать с сыном в одной квартире стало уже невозможно. Надо было что-то делать.

Самое трудное — оторваться от ребёнка

Самая большая трудность для мамы — это отрыв от ребёнка. Это естественно, через это все будут проходить. Потому что иначе как? Как маме попробовать? Живя с ребёнком в одной комнате? Нет, скорее всего, он будет не с мамой. Мама, конечно же, будет где-то рядом. И ей будет тяжело.

Так вот, мысль о будущем, и ребёнка, и своём, должна главенствовать, и мама должна преодолеть все эти трудности, думая о главном.

Сама с собой знакомлюсь

Мне Наташа Деревянкина, психолог, сказала, что обязательно будет кризис. И вот, в какой-то момент я поняла, что в этот кризис вступила.

Месяца через полтора-два проживания я начала по-другому реагировать на всё. Приехала — была такая эйфория, мне так всё нравилось. Потом раз — и всё для меня изменилось. Мне всё стало тяжело, я стала остро реагировать на людей, на какие-то ситуации, на то, что происходит с сыном.

Мне кажется, с ним слишком жёстко обращаются. А все вокруг говорят, что это, наоборот, очень мягко по сравнению с тем, что ожидало бы его, попади он в какое-то специализированное учреждение. Или просто на улице мог бы в тяжёлую ситуацию попасть. Он ведь выезжал один из дома в городе, а вёл себя не всегда так, как принято. Кто знает, как на это окружающие могли бы отреагировать. Люди ведь разные бывают, и злобные, и агрессивные. То, как к сыну здесь относятся — это действительно мягко. А мне кажется, что жёстко, я переживаю.

Вообще здесь у меня происходит серьёзная переоценка ценностей. Сама с собой знакомлюсь. В городе я себя воспринимала как вполне приличного, смиренного человека. Сидела в квартире в изоляции. Выходишь — всё нормально, всё хорошо. А здесь у меня такие реакции пошли, о которых я там и не подозревала. Неприятно было саму себя изучать.

Но это нормально, ведь здесь ты по-настоящему живёшь. И даже неизвестно, для кого всё это важнее и труднее: для ребёнка или для мамы.

Сын стал немножко меняться

У сына изменилась среда, он отделился от мамы, стал жить с другими людьми, стал понимать, что с ними не всегда проходит то, что проходило со мной. Для него поменялось всё: и режим дня, и требования к нему. Он вообще поначалу не понимал, что происходит.

Первые две недели были очень тяжёлые, ещё месяц-полтора — тоже непростые. И где-то месяца через два он сообразил, что ему здесь жить и как-то начал смиряться с этим. И после этого он начал немножко меняться. Потише стал, поспокойнее.

Конечно, сложностей много, зато какая радость, когда мне говорят, что он хорошо работал, что всё выполняет, что в его вагончике идеальный порядок. Да и, признаться честно, тех перемен, которые произошли с сыном уже сейчас, я ожидала в лучшем случае через год.

Уроки терпения для тьютера

Сене, нашему тьютеру, было очень непросто. Тем более, что он-то не привык, для него всё это впервые. Но если бы вы знали, насколько изменился сам Сеня! Он стал более терпеливым, спокойным, уравновешенным.

Отвлечься от переживательных мыслей

Я начала работать в детском саду. Появилось ежедневное общение с людьми, с детьми, которое очень отвлекает от всяких переживательных мыслей. Для меня это очень важно. Единственное, что такая работа оказалась мне не совсем по силам. Вечером нужно другими делами заниматься, а у меня сил нет.

Раньше в психосоматику не верила

И ещё я болею постоянно. Не могу никак из болезней вылезти. Все вокруг говорят, что это психосоматика, что так и буду болеть, пока не приму ситуацию.

Я поначалу не верила никому. И в психосоматику не верила. Просто думала, что часто простужаюсь, потому что здесь севернее, холоднее, чем в Москве. Инфекции какие-то подхватываю, хотя раньше ничего подобного не было. А теперь уже вижу чётко: как только отреагировала остро на какую-то ситуацию, начала переживать — тут же заболеваю. Хочешь — верь, хочешь — нет.

Нужно преодолевать трудности

Очень важно привести себя в какое-то равновесие внутреннее. Для того, чтобы здесь жить, работать, участвовать во всех мероприятиях в уравновешенном состоянии, а не в таком, в каком я периодически пребываю: спать не могу, мысли сразу не очень хорошие. И так хочется в квартиру свою забиться, зарыться. Следующая мысль: «А что там?» Всё то же, от чего уехала.

Нет, нужно преодолевать трудности. Просто я никогда не жила так прежде. Это, в первую очередь, для меня ломка. Для сына, конечно, тоже, но и для меня не меньше.

Не только ради ребёнка

Маме обязательно нужно здесь пожить. Не только ради ребёнка. Ради себя. Мама сама должна захотеть жить здесь. Если она приедет только ради ребёнка, она, скорее всего, не выдержит, уедет.

У меня, конечно, тоже есть мысль, что я живу здесь ради ребёнка. И она, возможно, даже главенствующая. Но понимаю, что так больше не могу и не смогу в дальнейшем. Мне, наверное, надо здесь жить. Просто жить. Постепенно к этому прихожу.

Записано со слов Галины Горюновой в марте 2016